ШЛЯПУ ОН ЕЩЕ НАДЕЛ

Историю эту я позаимствовала у Александра Коротченко, который недавно опубликовал ее в Инстаграм.
А произошла она в где-то в конце 50-х-начале 60-х в новом микрорайоне хрущевок около улиц Плановая и Тимирязева.

Collapse )

Она вчера была в окопе, и вот теперь она — в укропе

Все свои детство и молодость картошку я ненавидела.

Collapse )

Едем на "Ах! Фест"?

Что-то грустно мы живём, как-то скучно мы едим!
Каша по утрам, борщ, котлеты с макаронами, чай с печеньем.

Где интрига?
Где полет фантазии?
Где новизна и неизвестность?

Вот бы попробовать, например, блюда, которые подавались к столу рыцаря Печального образа.

Collapse )

Про малосольные огурцы и прочие радости

Сегодня погоду колбасит не по-детски.
С утра жара, просто пекло, а к вечеру моментально затянуло все до горизонта, и такая грозища шарахнула.
Лило, как при вселенском потопе, впору было строить плот, грузить Мусю и отплывать в безопасное место.

Collapse )

Чтобы все "браво было"

Сегодня я хочу рассказать вам про семейских из Забайкалья.

Навели меня на эту мысль два обстоятельства.

Во-первых, наша с мужем поездка в январе в Гомель и посещение филиала Ветковского музея старообрядчества (я о нем писала здесь).


Во-вторых, предметы наружного убранства домов семейских, которые я увидела в Музее под открытым небом Института археологии и этнографии СО РАН, там же где и Зашиверскую церковь.

Collapse )

В гостях у Клода Моне

Приезжающие из Парижа в Живерни неизменно описывали его, как прелестное, самобытное, живописное место, эдакий рай земной. Один из знакомых Моне как-то написал в своем дневнике: "Это край грез, волшебный мир, воплощение сказочной мечты".


Во времена, когда здесь жил Моне, в Живерни было около двухсот пятидесяти жителей и чуть больше ста одноэтажных домов с обросшими мхом стенами.

Collapse )