zlayalenka (zlayalenka) wrote,
zlayalenka
zlayalenka

Category:
  • Mood:

Музей Достоевского в Кузнечном переулке.

«Нулевой» день работы Санкт-Петербургского культурного форума я решила провести в музее. В программе форума в этот день музейных вариантов была масса, часть билетов, кстати, осталась невостребованной. Мне всегда очень обидно, когда эти билеты остаются (подобную ситуацию я наблюдаю уже третий год). Хотя я понимаю, почему это происходит. Во-первых, билеты в музеи выложили поздно, буквально «впритык» к датам, у многих на дни форума уже были другие планы. Во-вторых, и это, наверное, главное, 14 ноября — будний день, и потенциальные посетители музеев элементарно на работе. Как я, например. С удовольствием бы поехала в Гатчину, в Павловск и так далее, но режим работы дворцов с 10-00 (11-00) до 18-00, а я в это время в присутствии.
Поэтому я выбрала из приличного списка музей Достоевского — он по средам работает до 20-00, что вполне мне удобно.

На предмет посещения этого музея по билетам форума: билет нужно распечатать (его в музее заберут) и предъявить в кассе вместе с паспортом. Вам выдадут взамен обычный музейный билет.
Совершив эти нехитрые манипуляции, я пошла по стрелкам «Начало осмотра». Народ вокруг не толпился, большую часть времени я гуляла по комнатам одна.

Анна Григорьевна, жена писателя, писала о квартире в Кузнечном переулке: «Квартира наша состояла из шести комнат, громадной кладовой для книг, передней и кухни и находилась во втором этаже. Семь окон выходили на Кузнечный переулок».



Переехала сюда семья писателя после трагедии: весной 1878 года трехлетний сын Алеша, которого отец любил «почти болезненной любовью» умер от эпилептического припадка. Родители, вернувшись осенью из Старой Руссы, где обычно семья проводила лето, решили не возвращаться в прежнюю квартиру, где все напоминало им о любимом мальчике, и перебрались в Кузнечный.



Но я забегаю вперед. Сначала прихожая.
В ней экспонатов немного: сундук возле входа, подставка под зонты и трости и под стеклянным «куполом» шляпа Федора Михайловича из магазина купца Карла Циммермана. Это одна из немногих личных вещей писателя, которые удалось собрать музею.



Обычно гости проходили сразу налево по коридору в гостиную. Но я пошла направо — через умывальную в детскую.





Большую и уютную комнату занимали дети Достоевского от второго брака: Люба и Федя. Когда семья переехала на Кузнечный, им было 9 и 7 лет соответственно. Всего в семье Федора Михайловича и Анны Григорьевны родилось четверо детей, двое из них умерли: первая дочь Соня — в младенчестве (ей было 3 месяца), про Алешу я писала выше.

Анна Григорьевна после рождения Сони писала в своих дневниках про супруга, что он оказался «нежнейшим отцом», «носил и укачивал ее на руках и, бросая свои занятия, спешил к ней, чуть только заслышит ее голосок».

А после смерти девочки она записала: «…я страшно боялась за моего несчастного мужа: отчаяние его было бурное, он рыдал и плакал, как женщина…»  Страшно горевал Достоевский и после смерти сына Алеши, перенеся всю свою любовь на подрастающих Любу и Федю. Он считал, что без детей нет смысла в жизни.

Все комнаты в квартире расположены анфиладой, следом за детской идет комната Анны Григорьевны, больше похожая на кабинет деловой женщины.

Об Анне Григорьевне и ее служении мужу можно написать целый роман, но очень точно суть ее женского подвига выразил Лев Толстой: «Многие русские писатели чувствовали бы себя лучше, если бы у них были жены, как у Достоевского».

Материальное положение семьи было шатким, а Федору Михайловичу становилось все труднее работать из-за болезни. И, хотя большинство долгов, лежавших на писателе еще с 60-х годов, было к этому времени уже выплачено, «желалось бы иметь некоторый запас денег или какое-нибудь побочное занятие, которое бы их приносило». Анна Григорьевна придумала заняться книжной торговлей для иногородних.

На успех можно было бы рассчитывать лишь в том случае, если бы книжная торговля принадлежала бы Достоевскому. Федор Михайлович взял «в казенной палате «торговые права»» и «обратился в купца», над чем не преминули поглумиться его недруги.

Анне Григорьевне приходилось «вести книги, записывать требования и писать счеты». Этим она и занималась в своем кабинете. Кстати, после смерти Достоевского Анне Григорьевне поступило немало предложений передать предприятие в другие руки, нашлись желающие даже его купить за полторы тысячи рублей (для сравнения — за первый год торговли чистая прибыль составила 811 рублей).



Сразу за комнатой Анны Григорьевны — столовая. Но о ней, как и о гостиной, и о кабинете писателя я расскажу в следующий раз.

Tags: Петербург, впечатления, знаменитости, история, культура, литература, экскурсии
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • ШЛЯПУ ОН ЕЩЕ НАДЕЛ

    Историю эту я позаимствовала у Александра Коротченко, который недавно опубликовал ее в Инстаграм. А произошла она в где-то в конце 50-х-начале…

  • Зачем нам кошка?

    Прочитала в Инстаграмм пост «Зачем вам собака?» Правда, там автор рассказывает не о том, ЗАЧЕМ им пес, а КАК он у них появился. Пару недель назад,…

  • Она вчера была в окопе, и вот теперь она — в укропе

    Все свои детство и молодость картошку я ненавидела. Не в смысле есть. С этим как раз все было в полном порядке: мама так вкусно жарила картошку в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments